четверг, 18 января 2018 г.

Дворянин из «Уральского рабочего»

На рубеже 1936-го и 1937 годов в свердловскую квартиру карикатуриста газеты «Уральский рабочий» Андрея Викторовича Кикина въехал новый постоялец, которого «ответственный квартиросъемщик» называл исключительно «Учитель».
Новым постояльцем на три месяца стал знаменитый художник, один из основоположников советского авангарда Владимир Евграфович Татлин. Тогда его пригласили в столицу Урала создавать спектакль «Пушкин» в местном Драматическом театре.
С Андреем Кикиным он познакомился еще в 1924 году, когда стал преподавать последнему в Московском художественном институте ВХУТЕИН. В те годы молодой студент и начал творческую карьеру в качестве иллюстратора в сатирическом журнале «Крокодил». А уже в 1931 году перебрался с женой Людмилой Яковлевной и трехлетним сыном Далем в Свердловск, поступив на работу художником в редакцию газеты «Уральский рабочий». Правда тогда он, конечно же, старался не упоминать о том, что был совсем не рабочего происхождения, закончил с золотой медалью Александровский дворянский институт и свободно говорил на трех языках.

Людмила Яковлевна и Андрей Кикины.
Свердловск, 1935 год.
Вообще же он был уже не первым из Кикиных, которые обосновались в Екатеринбурге. Даже в письмах основателя города Георга Вильгельма де Геннина встречаются письма, адресованные адмиралу Кикину. С 1839-го по 1844 годы на улице Ново-Московской проживал унтер-шихтмейстер 1-го класса Уральского Горного правления Михайло Александрович Кикин, а 29 марта 1885 года со сцены Общественного собрания пела на «чрезвычайно интересном музыкальном вечере» некто госпожа Кикина. Еще же Кикины числились жителями на разных улицах города XIX века — отставной мастеровой с Коковинской, крестьянин Тимофей Федорович с Третьей Мельковской и мещанин с улицы Спасской. И даже на выставке Уральского общества любителей естествознания 1887 года членом комиссии по археологии, антропологии, этнографии был выбрал некто И. И. Кикин. А последними Кикиными, покинувшими город в годы Гражданской войны, была семья Екатерины Яковлевны Кикиной — вдовы коллежского секретаря с ул. Колобовской, 44 (ныне ул. Толмачева).
Но вернемся к судьбе Андрея Викторовича. Подрабатывал художник А. В. Кикин в середине 1930-х годов и в железнодорожной газете «Путевка». А в 1936 году он стал первым иллюстратором уральских сказов Бажова, впервые изобразив Хозяйку Медной горы. Еще по заказу местных издательств он иллюстрирует произведения Д. Н. Мамина-Сибиряка и многих других уральских писателей. Привлекали его к работе и местные типографии. Так, многим свердловчанам в 1932 году вручали «кикинские» почетные грамоты, отпечатанные в местной хромолитографии.

Фонтан с лягушками у Дворца пионеров.
 А пока передовикам производства вручали награды, сам автор бегал на занятия в Свердловский художественный техникум, преподавая студентам скульптуру. Позже один из крупнейших скульпторов Южного Урала Паисий Яковлевич Фоминых, автор многочисленных памятников и чугунных уральских скульптурок, назовет скульптора Кикина своим лучшим учителем.
То, что Андрей Кикин был мастером далеко не местного уровня, говорит и то, что его бронзовая работа в 1936 году украсила могилу писателя Анри Барбюса на парижском кладбище Пер-Лашез. Произошло это так. 30 августа 1935 года умер один из самых известных писателей Французской республики. Он был близок официальной советской политике как революционно настроенный писатель, но и странным образом находил понимание у себя на родине. Виной всему был — талант! И советское правительство решило украсить могилу писателя памятником из СССР. Над этим политическим заказом трудились уральские мастера камнеобрабатывающих мастерских Свердловского Домтяжпромурала, промартели «Мраморский кустарь», рабочие Мраморского отделения и гальванопластической лаборатории Гранильной фабрики и литейщики Каслинского завода. А руководили созданием монумента художник К. П. Трофимов, скульптор А. В. Кикин и инженер А. А. Антипин.
 
Фото отсюда
 Уже через год после смерти литератора, 24 августа 1936 года, во дворе свердловского дома промышленности (ныне известного как «Пентагон» на ул. Малышева) открылся многотысячный митинг. В центре огромного двора на мраморном стилобате, в окружении яшмовых блоков стояла родонитовая стела. На ней был укреплен бронзовый барельеф писателя, выполненный скульптором Кикиным по слепку, присланному ему парижанином Аронсоном. Внизу же блестели позолоченные латунные буквы с именем писателя и табличка «Другу рабочего класса Франции, достойному сыну французского народа, другу трудящихся всех стран, глашатаю Единого фронта трудящихся против империалистической войны и фашизма товарищу Анри Барбюсу от трудящихся Урала (СССР)».


Андрей Кикин. Графика.
Через несколько дней после изготовления в Свердловске блоки и бронзовый барельеф перевезли в Ленинград и погрузили на корабль до Антверпена. Там из бельгийского порта его на поезде довезли до столицы Франции. В открытии монумента на кладбище Пер-Лашез участвовало около 50 тысяч парижан, и в Свердловск пришло письмо от семьи писателя, заканчивающееся фразой: «…Прошу вас передать всем нашу братскую и полную восхищения благодарность».
Но по своей специальности Андрей Викторович Кикин все же был художник-монументалист. Так что заказывали ему и живописные панно для Свердловского дома литературы и искусства на улице Пушкина (ныне Дом писателя). Для последнего им были созданы живописные панно, посвященные Бетховену,  Пушкину и  Леонардо да Винчи. В Свердловском же краеведческом музее сохранилась и другая работа мастера — картина «Обработка дерева», созданная для экспозиции музея 1930-х годов.
В 1937 году, в связи с предстоящим открытием на площади Народной Мести Свердловского дворца пионеров, решили создать фонтан и объявили конкурс. Выиграл его Андрей Кикин, перед этим посадив перед собою в мастерской своего девятилетнего сына Даля и вылепив с него скульптуру мальчика, державшего в руках огромную рыбу. Благодаря этому-то творению в 1937 году его и приняли в Союз художников СССР.
 
Л. Бетховен. Эскиз панно,
1935 год, Свердловск.
Кстати, это был уже не первый свердловский фонтан, который был создан Кикиным. Так, в 1934 году на главной площади города в сквере у пассажа им была вылеплена скульптурная группа для фонтана, изображавшая мальчика и девочку, играющих у запруды. Моделями для пассажного фонтана были выбраны его дети — сын Даль и дочь Ирина. А вот с какой же модели он лепил чугунных свердловских лягушек «из фонтана на площади Народной Мести», история умолчала.
Но однажды в декабре 1937 году в его квартиру постучал сотрудник НКВД, живший в этом же подъезде. Он тихо сообщил: — Андрей Викторович, на вас пришел донос. Мой вам совет: уезжайте, искать вас скорее всего не будут…
Спешно бежав с Урала, Андрей Викторович с семьей обосновался в Горьком, где их и застала Великая Отечественная война. Теперь он уже не рисовал, а чертил проекты боевых машин на эвакуированном артиллерийском заводе «Новое Сормово». Вновь его соседом по квартире на улице Краснофлотской, 112, на четыре месяца 1941—1942-х годов стал эвакуировавшийся столичный художник В. Е. Татлин. Тогда же он привез еще и своего сына Владимира. Именно из квартиры Кикиных сын художника Татлина ушел на фронт, и в этом же 1942 году погиб от пули немецкого стрелка.
А после окончания войны Андрей Кикин украшает город Горький (ныне Нижний Новогород) многочисленными монументальными скульптурами —  Горького и  Чкалова, изобретателя Кулибина и патриота Козьмы Минина.
 
Фонтан «Мальчик с рыбой» у Вознесенской церкви.
1982 год.
Не стало же карикатуриста, монументалиста, скульптора и живописца Андрея Викторовича Кикина «из села Верякуши Нижегородской губернии» 9 декабря 1963 года. 











Источник

вторник, 26 декабря 2017 г.

Наступление на наследие: Екатеринбург

Программа "Наступление на наследие" приехала в Екатеринбург. В этом выпуске мы покажем, в каком катастрофическом состоянии находятся памятники архитектуры.

Рассказываем о том, почему гибнет здание старинной больницы в Зелёной Роще и кто хочет застроить мельницы XIX века у Главного вокзала. Съёмки программы про снос Успенской церкви XVIII века завершились нападением на журналистов. Смотрите выпуск про Екатеринбург!

 

суббота, 2 декабря 2017 г.

Красный и белый террор?

 Мысли о Гражданской войне в России

 
Александр Михайлович КРУЧИНИН
Екатеринбургский военно-исторический клуб «Горный щит»








За последние двадцать лет отношение нашего общества к Гражданской войне претерпело значительное изменение и представляет сейчас из себя удивительное переплетение различных взглядов. Немалая часть людей по-прежнему считает красных героями, что и подтверждается памятниками, городской топонимикой, выходящими изданиями и т.д. О белых эта часть населения предпочитает не говорить. Другая часть людей решительно повернулась лицом к белым, считая их героями, а красных зачастую просто не приемлет. И наконец, есть люди, которые ставят красных и белых на одну доску, считая их равнозначно виновными в развязывании Гражданской войны и в терроре против собственного народа.

Власть в последние годы делает попытки укрепить свою легитимность, опираясь на традиции и на предшественников, и в этих робких попытках она также непоследовательна, как и все наше общество. То выходит фильм «Адмирал», где его главный герой — адмирал А.В.Колчак — показан явно симпатичной, героической и трагической фигурой, то в Екатеринбурге, маскируя это воспитанием патриотизма, организуется стояние подростков в почетном карауле у памятника красным героям Гражданской войны на Урале. Налицо явная попытка переформировать историческую память у российских граждан, и как раз сейчас и нужно определиться, кто же будет нашими предшественниками — белые или красные и на чью традицию нам желательно опираться?

Чтобы ответить на этот вопрос, давайте посмотрим на отношение белых и красных к своему собственному народу. Оценим количественные потери населения России от террора в годы Гражданской войны.

В 1924 г. в СССР было создано «Всесоюзное общество содействия жертвам интервенции», обычно кратко именуемое «Союзжертвинтервент». Главной задачей Общества был сбор данных об ущербе, причиненном интервенцией и белым движением России в 1918–1922 гг. Работа по сбору данных и их систематизации велась в 1924–1927 гг. правлением Общества через 162 республиканских, краевых, губернских и окружных комитета. Отделы и ячейки Общества существовали во всех уездах, районах и волостях, было около пятидесяти тысяч добровольцев. Имущественные убытки, предъявленные СССР иностранным державам, были оценены в 558 миллионов золотых рублей. Число погибших от интервенции и белого террора (без учета красноармейцев, погибших во время боевых действий) оценивалось в 111 730 человек1.

Еще ранее, уже в годы Гражданской войны, начался сбор данных о красном терроре. В первую очередь нужно отметить работу «Особой комиссии по расследованию злодеяний большевиков, состоящей при Главнокомандующем вооруженными силами на Юге России», которая собрала огромный архив, где были представлены протоколы заседаний чрезвычайных комиссий, рассказы уцелевших жертв, описание мест расстрелов и тюрем, инструкции, фотографии и даже материальные свидетельства. Материалы, собранные Особой комиссией, были изданы за границей в трех томах. Комиссия оценивала число жертв красного террора за 1918–1919 гг. в 1,7 млн. человек2. Ясно, что Особая комиссия учла только часть жертв, так как террор продолжался и достиг пика в 1921 г. при подавлении крестьянских восстаний.

В ноябре 1923 г. в Великобритании в эдинбургской газете «The Scotsman» была опубликована таблица жертв красного террора, разделенных по сословиям: рабочие, крестьяне, солдаты, епископы и священники, работники умственного труда и т.д. Источник для составления таблицы не указан, но возможно, это были данные британской разведки. Итог таблицы составлял 1 776 747 человек3. Обращает внимание близость итогов с оценкой деникинской Особой комиссии.

По известным сейчас материалам видно, что в среднем в одной чрезвычайной комиссии за день расстреливали двух человек. Активный террор длился с июля 1918 по февраль 1922 г., то есть 1300 дней. В середине рассматриваемого периода работало 610 чрезвычайных комиссий. Следует учитывать, что помимо чрезвычайных комиссий в те годы действовало около тысячи ревтрибуналов различного рода, которые также постоянно выносили смертные приговоры. В итоге мы получаем:


2*610*1300 = 1 586 000 или 1,6 млн. человек

В ходе массовых расстрелов, особенно при подавлении красными многочисленных восстаний 1918–1922 гг., было убито 340 тысяч человек4.

1,6 млн. + 0,34 млн. = 1,94 млн. человек5

1,94 млн. человек и 0,112 млн. человек. Таким образом, число жертв красного террора больше, чем число жертв антибольшевистского террора примерно в 17 раз!

На самом деле эта разница еще больше.

Конечно, террор, то есть массовая незаконная расправа с политическими противниками, был свойственен как красному, так и антибольшевистскому движению, но между ними была и существенная разница:

Во-первых, красный террор — это прежде всего правительственная система, это система насилия, навязанная сверху. В противоположность этому антибольшевистский террор проявлялся только в виде деятельности местных властей и низовых командиров.

Во-вторых, красный террор — это явление особого порядка и по своим масштабам, и по качеству и методам. Большевики явили миру особую систему уничтожения людей. Природа антибольшевистского террора — это проявление ненависти или инстинктивной жестокости.

Красный террор был явлением первичным, а его создатели были фанатиками страшной идеи о возможности создания счастливой жизни для меньшинства за счет «ста миллионов снятых голов». Антибольшевистский террор был производным, вызванным местью людей, у которых было отобрано все, в том числе и Родина.

Именно тогда, в 1918–1922 гг., была создана идеология, которая позволяла расправляться не только с «врагами рабочего класса», но и с самим этим классом, и что совсем уж непостижимо, со своими товарищами по партии. Именно тогда выросли кадры, которые осуществляли постоянную войну со своим собственным народом. Именно тогда, в годы Гражданской войны, расцвел институт заложничества, разрослись концентрационные лагеря, практиковались массовые расстрелы мирного населения и применение против мирного населения оружия массового поражения — отравляющих газов. Все это осуществляли «отважные и аскетичные комиссары в пыльных шлемах» — на самом деле кровавые палачи, садисты и насильники, такие как Бош, Саенко, Юровский, Никулин, Хохряков и т.д. И еще неизвестно, что хуже — палачи-исполнители или палачи-вдохновители: Ленин, Свердлов, Бухарин, Дзержинский, Голощекин, Кедров, Крыленко, Лацис, Петерс и т.д.

В 20-е гг. при подсчете жертв интервенции имелись в виду все жертвы от антибольшевистского движения. Кто же в него входил?

Во-первых, это белое движение — в основном те слои и группы населения бывшей России, кто выступал за восстановление ее государственности.

Во-вторых, националистическое движение финнов, прибалтов, украинцев, горских народов Кавказа, башкир, казахов и т.д. Причем некоторые из них неоднократно переходили из красного лагеря в антибольшевистский лагерь (как, например башкиры).

В-третьих, народное повстанческое движение.

И наконец, иностранные войска — японцы, англичане, чехословаки и т.д.

Как же вычленить из общего числа жертвы, понесенные именно от белого движения? Для этого нужно обратиться к судьбам обычных людей, то есть сделать то, что так и не захотели сделать погрузившиеся в изучение «закономерностей и формаций» советские историки. Подобного рода материалы имеются во всех местных архивах. Например, в Государственном архиве Свердловской области в фонде Р-511 хранятся «Списки граждан, убитых и замученных белогвардейцами», составленные по горячим следам, в 1919–1920 гг.6 Наиболее подробные данные приведены по Камышловскому уезду, в котором имеются сведения о 410 погибших7. Проанализировав списки граждан Камышловского уезда по причинам гибели, мы получаем следующее:

1) 145 человек или 35% были убиты «по указанию общества», то есть граждан на сельском сходе, по постановлению сельского люда, гражданами-односельчанами, расстреляны самосудом.

2) 127 человек или 31% были убиты белыми (казаками, солдатами-белогвардейцами, офицерами).

3) 116 человек или 28% — причина смерти не указана.

4) 10 человек или 2% были убиты чехами.
5) 7 человек или 2% были убиты за укрывательство от мобилизации белыми властями.

6) 5 человек или 1% погибли в боях и попали в списки жертв ошибочно.

Таким образом, от рук белых в уезде погибла примерно треть (пункты 2 и 5). Если экстраполировать эти данные на всю Екатеринбургскую губернию, то из 1499 человек, убитых или замученных в губернии8, не более одной трети или примерно 500 человек были убиты белыми и могут быть внесены в список так называемого «белого террора». Если распространить эти данные на общее число жертв, приведенных «Союзжертвинтервентом», получится, что общая численность жертв «белого террора» окажется не более 37 тысяч человек.

Если же учесть, что белые власти контролировали не всю территорию, на которой шла антибольшевистская борьба, то есть в некоторых регионах жертв «белого террора» просто не было, то число жертв будет еще меньше. Из общего количества 1335 тысяч претензий, поданных в «Союзжертвинтервент», нужно вычесть претензии тех областей, где не было белых. К ним относятся часть Украины, Закавказье, большая часть Средней Азии и Казахстана, часть Дальнего Востока и центральных губерний. Убрав из общего числа претензий около 500 тысяч, приходящихся на вышеуказанные области, получим, что на долю занятых белыми территорий приходится примерно 60% поданных претензий9. 60% от 37 тысяч — 22 тысячи человек. Таким образом, число жертв «белого террора» лежит где-то между 22 и 37 тысячами. Историк Б.С.Пушкарев оценивает численность жертв «белого террора» всего в 10 тысяч человек, что будет в 200 раз меньше, чем число жертв красного террора10.

Если обратиться к списку лиц, казненных белыми, то хорошо видно, кем были эти люди: комиссар партийной коммуны, член следственной комиссии, член совета, волостной комиссар, коммунист, красноармеец карательного отряда, доброволец частей Красной армии и т.д. Советские книги с картинками, где показано, как белые вешают и расстреливают рабочих и крестьян, умалчивают о том, что вешали их как коммунистов и комиссаров, а вовсе не как рабочих и крестьян.

Ни по масштабу, ни по целям нельзя сказать, что белые убивали безоружных людей ради политического эффекта, то есть, если вернуться к определению термина «террор», они не практиковали террора вообще. Намного больше людей погибло от рук различных батек, атаманов и повстанцев, которые практически не подчинялись белым властям, и возлагать на адмирала А.В.Колчака, генерала А.И.Деникина и других вождей белого движения ответственность за это просто нет никаких оснований.

 
--------------------------------------------

 
1 Потери населения СССР от интервенции // К 10-летию интервенции. Сборник. М.-Л., 1929. С. 243

2 Мельгунов С. П. Красный террор в России. М., 2006. С. 139.

3 Пушкарев Б. С. Две России XX века. М., 2008. С. 127.

4 Там же. С. 126.

5 Там же. С. 127.

6 ГАСО, ф. Р-511, оп. 1, д. 82 «Списки граждан убитых и замученных белогвардейцами».

7 «Списки». Л. 42-73, 103-105.

8 «Списки». Л. 82-83.

9 Потери населения СССР от интервенции…С. 236.

10 Пушкарев Б. С. Указ. соч. С. 129.

Источник

воскресенье, 26 ноября 2017 г.

Памятник на месте братского захоронения чехословацких легионеров в Екатеринбурге

Памятник солдатам гражданской войны 
На Михайловском кладбище города Екатеринбурга 17 ноября 2008 года был торжественно открыт памятник чехословацким легионерам. В церемонии открытия приняли участие Председатель Палаты Депутатов Парламента Чешской Республики Мирослав Влчек, представительная делегация Заместителя Министра Обороны Чешской Республики, делегация Словацкой Республики, представители администрации города Екатеринбурга и Свердловской области.
Соглашение между правительствами Российской Федерации и Чешской Республики о взаимном содержании военных захоронений подписано 15 апреля 1999 года. По договору между чешскими военными и российской ассоциацией «Военные мемориалы» строительство памятника было вверено местным органам власти Свердловской области, которые установили его при посредничестве некоммерческого партнерства «Некрополь» и научно-исследовательского центра «Белая Россия». Памятник чехословацким легионерам возведен на средства Министерства обороны Чешской республики.

Отчет о работе и потреблении строительных
материалов за август, сентябрь и октябрьскую
половину 1919 года. ФОТО: VUA-VHA
В проекте, разработанном Екатеринбургским архитектором Геннадием Белянкиным, были использованы первоначальные эскизные разработки Скульптурной мастерской Министерства обороны 1919 года.

Памятник изготовлен из черного и красного мрамора. Из цветного камня выполнены трехступенчатый стереобат и стоящие на нем колонны, примыкающие к центральной стеле с выгравированным золотым гербом Чехии. Черный мрамор использован и в создании мемориальных плит, на которых золотыми буквами высечены установленные имена 360 легионеров. Эти плиты, на углах дополненные массивными колоннами, образуют собой ограду. Весь мемориал стоит на площадке, уложенной гранитными плитками. Что интересно, при сооружении памятника не использовались металлические детали.

Согласно сохранившимся данным, на Михайловском кладбище Екатеринбурга в 1918-1919 годах похоронены около 400 чехословацких солдат. Кроме 360 легионеров, в братских могилах похоронены еще порядка 30 человек, имена которых не установлены по сей день. Примечательно, что в этих же братских могилах покоятся 270 воинов русской армии, австро-венгерские военнопленные и один гражданин Франции.


Кладбище чехословацких легионеров в Новониколаевске
Интересное сходство общих стилистических форм памятника в Екатеринбурге прослеживается с памятником чехословацким легионерам, что был установлен в Новониколаевске (ныне Новосибирск), но, скорей всего, он не сохранился. Надо отметить, что памятник в Екатеринбурге выполнен очень хорошо и с художественной точки зрения и объемно-пространственного решения.
 



 Олег Матвеев. «Екатеринбург. Заметки горожанина».

Источники:
http://pravoslaviecz.cz/istoricheskaya-pamyat-22010/
https://humus.dreamwidth.org/2226660.html?thread=15407332
http://www.temples.ru/show_picture.php?PictureID=146105
http://izgotovleniepamyatnikov.ru/mogila/ekb_chehi/
http://www.vhu.cz/vystavba-pomniku-padlym-cs-dobrovolnikum-v-rusku-v-letech-1918-1920/
https://ru.wikipedia.org

понедельник, 20 ноября 2017 г.

Екатеринбург или Санкт-Екатеринбург?

Город Святой Екатерины должен называться САНКТ-ЕКАТЕРИНБУРГ

Ворошилин С.И., краевед, доцент Екатеринбургской медицинской академии,
автор книги "Храмы Екатеринбурга", 1995 г.


Вмц. Екатерина. Икона. Ок. 1923 г.
(ЕМИИ)
В сентябре 2017 года исполнилось 26 лет, как Екатеринбургу (с 1924 по 1991 году — Свердловску) было возвращено его первоначальное имя. Уже выросло целое поколение жителей города, для кого это единственное известное им имя города.

Но это восстановленное первоначальное имя обнаруживает ряд проблем.

Одна из проблем, связанная с восстановленным именем города, — это убежденность большого числа людей (скорее большинства), что город был назван в честь непопулярной и в целом мало известной супруги Петра Первого — императрицы Екатерины Первой, урожденной Марты Скавронской. А знающие историю похуже, полагают даже, что город был назван в честь более знаменитой Екатерины Второй, которая к моменту основания города еще и не родилась.

В честь кого был назван город? В первой половине XVIII века и практически до царствования Екатерины Второй, взошедшей на престол в 1762 году, в Российской Империи не было традиции именовать города именами царствующих особ, но лишь во имя Святых, чье имя носил монарх. Это было всем очевидно и не требовало особого указания. Но в царствование Екатерины Второй это правило стало нарушаться и многие новые города стали откровенно именовать именем монарха в честь него, как это было принято в Европе, если в названии города не было дополнительного прилагательного Санкт-, Сан- , Санта- и др..
 
Имеется несколько документов, из которых видно, что город был назван в честь Святой Екатерины. В письме генерала Геннина Екатерине содержалась просьба разрешить назвать город «во имя Ваше», а не «в Вашу честь» или «в честь Вас». То есть город был назван в честь «имени», а имя было Святой Екатерины. Оно было принято императрицей при крещении ее в православную веру. Первоначально она была протестантского вероисповедания и носила имя Марта. Тут следует заметить, что мать генерала Геннина тоже носила имя Екатерины. Так что генерал заодно наименовал город и в память святой, чье имя носила его мать. В своем ответном собственноручном письме Геннину от 28 августа 1723 г. императрица, между прочим, писала: «Что же вы писали, что построенный на Исете завод наименовали, до указу, Екатеринбург, и оное також Его Величеству угодно. И Мы вам как за исправление положенного на вас дела, так и за название во имя Наше завода новостроенного благодарствуем”. В одном из своих писем Екатерине он писал: «Крепость и завод осмелился именовать до указу Катериненбургъ в память высокославного имени Вашего Величества», т.е. во имя Святой Екатерины. Наименование же в честь персоны им же формулировалось иначе. Так в письме императрице Анне Иоанновне о наименовании новой крепости на реке Сысерть Геннин писал: «В надежде на высокую Вашего Императорского Величества милость осмелился дать оному заводу имя императрицы Анны». Город Екатеринбург не был назван при его основании именем императрицы Екатерины.

Имеется еще одно соображение причины наименования города Генниным в честь святой Екатерины, впервые, отмеченное известным Екатеринбургским историком Н.А. Корепановым. Строившийся генералом Генниным завод на реке Исеть, который первоначально в текущей документации именовался Исетским заводом (точнее — «Исетскими заводами») был наименован им Катерин Бурхом, потому что завод должен был стать местом расположения Главного Правления всеми горными заводами (до этого таким местом был Уктусский завод), а святая Екатерина считалась в Европе покровительницей горного дела. Это было очевидно для множества голландских, немецких и шведских специалистов, работавших на Урале с Генниным. Присвоением заводу имени Святой Екатерины подчеркивалась главенствующая роль завода на Исети, как центра всего Сибирского, а потом и всего Российского Горного дела. Кроме того, Святая Екатерина везде почиталась также, как покровительница наук и ремесел.

На то, что именно в честь Святой Екатерины был назван город, указывает и то, что первое празднование основания города было проведено в день Святой Екатерины, и то, что соборная церковь завода была наименована церковью Святой Екатерины. И день памяти Святой Екатерины всегда был главным для города Соборным праздником Екатеринбурга, а выстроенный позднее на месте Екатерининской церкви Екатерининский собор стал Горным Собором — главным храмом Горного ведомства, Правления Уральских горных заводов. Следует заметить, что Екатерининская церковь была заложена еще до празднования основания города. Сменивший Геннина на посту горного начальника В.И.Татищев утвердил в качестве эмблемы печати Екатеринбургского завода изображение колеса, являвшегося символом Святой Екатерины, принявшей смерть свою на колесе.

Конечно, одновременно всеми понималось, что название городу дано и в память самой императрицы Екатерины, как и в случаях наименования других городов именами царствующих особ. Но первичным всегда было имя святого, чье имя носила эта особа. Можно заметить, что в названии города нет добавления Санкт- или Свято-. Но в России такое добавление было только у Санкт-Петербурга. Возможно, это добавление не считалось возможным ставить рядовым городам, чтобы подчеркнуть исключительность столицы. При длинном названии Санкт-Екатеринбург конкурировал бы, если не подавлял более краткое имя Санкт-Петербург.

Добавление «Санкт-» в название Екатеринбург в наше время также оправдано необходимостью подчеркнуть смысл наименования города и тем, чтобы в какой-то степени обезопасить его от попыток снова отказаться от названия Екатеринбург из-за непопулярности имени Екатерины Первой. В период борьбы за возвращение исторического названия города едва ли не главным «идеологическим» аргументом противников восстановления названия Екатеринбург было именно утверждение о недопустимости того, чтобы город носил имя Екатерины Первой, так как она «не имела никакого исторического значения», что она «являлась случайным персонажем русской истории», что «была она темного происхождения», к тому же «не была русской по рождению». В самых агрессивных выпадах в ее адрес ее просто именовали проституткой. И, прямо скажем, что защищать имя Екатерины Первой было трудно. Приходилось по крупицам собирать в исторических материалах доказательства того, что она все же не была недостойным человеком. Но город-то и не был назван в ее честь. Сознание того, что город был назван в честь одной из наиболее чтимых Святой, несомненно, повышает значимость его имени.

Это утвердило бы истинный смысл наименования города, как главного города Горной промышленности, каковым он остается и по сей день. Но Святая Екатерина была еще и покровительницей науки и учащейся молодежи, а Екатеринбург является третьим в стране после Москвы и Санкт-Петербурга научным центром и центром высшего образования.

Город наш вошел бы в многочисленное семейство городов мира, названных в честь святых, каковых на Земле 501, в том числе 337 в Южной, Центральной и Северной Америке, 135 – в Европе, по 11 в Африке и Океании и 7 в Азии. В России кроме Санкт-Петербурга такого типа название имел город Святой Крест (пока Буденновск) и некоторое время будущий город Елизаветград (Кировоград на Украине), который при основании именовался Крепостью Святой Елизаветы.

Кто-то может сказать, что преобразование наименования города Екатеринбург в Санкт-Екатеринбург — это «новое переименование». Но, во-первых, оно по существу не меняет, а лишь уточняет существующее название, точнее раскрывая его смысл. А кроме того, небольшие изменения названия города происходили и раньше в течение его долгой, теперь уже почти 300-летней его истории.

Геннин наименовал его сначала Катеринъ Бурхъ, затем Катериненбурхъ. В ответном письме Царя, одобрившем выбранное имя, город именуется уже Экатеринбургъ. На медных монетах, которые выпускались на заводе впервые годы его существования встречалось три разных варианта написания: Екатеринъбурхъ, Екатерiньбурхь и Екатерiнъ бурхъ. С 1734 по 1739 г. по инициативе В.Н. Татищева, который в 1734 сменил Геннина на посту управляющего казенными заводами на Урале, именовался (без какого-либо указа) Екатеринск. Но с 1739 г. при новом управляющем горными заводами Леонтии Угримове было восстановлено первоначальное название города Екатеринбург. При этом в XVIII и даже в начале XIX века название города произносилось с ударением в третьем слоге — ЕкатерИнбург, и лишь позднее оно стало произноситься так, как мы привыкли это слышать. Кстати, китайцы пишут и произносят название нашего города как 叶卡捷琳堡 (Yèkǎjiélínbǎo), что по-русски звучит примерно, как Йе-ка-це-лин-бао, где последний иероглиф bǎo («бао») означает крепость («бург»).

Тем, кого смущает удлинение название до 19 букв, можно напомнить, что в России имеются города и с более длинными названиями, как например, Комсомольск-на Амуре (20 букв) или Петропавловск-Камчатский (24 буквы).

Следует принять еще во внимание, что Екатеринбург развивался не столько расширением собственно первоначального города Екатеринбурга, сколько присоединением к нему соседних городов-заводов. В 1928 году волевым решением высшего руководства к нему были присоединены поселения ВИЗ (Верх-Исетский завод), Уктус (Уктусский завод), Елизавет (Верхне-Уктусский завод), Нижне-Исетск (Нижне-Исетский завод) и территория бывшего Шувакишского завода (теперь Уралмаш). Недалек тот день, когда таким же решением к нему присоединят Верхнюю Пышму (Пышминский завод), Березовский (Березовский завод) и Арамиль, с которыми город практически сросся. Тогда Екатеринбург станет результатом объединения территорий 8 заводов и Арамильской станицы, на землях которой и располагается вся территория Большого Екатеринбурга.

Была бы еще одна польза от предлагаемого изменения названия города. Начало названия города с буквы «Е» провоцирует многих шутников к ерническим сокращениям типа

Ебург или даже Ё-бург. Кстати, шутникам следует знать, что Ёбург — это официальное сокращенное наименование крупнейшего города ЮАР — Йоганнесбурга. Так и пишут

Joburg! Правда на английском языке — государственном языке ЮАР — такое сокращение не несет русско-язычного неприличного смысла, тем более, что по английским нормам чтения Йоганннесбург произносится как Джоганнесбург..

Ну, и наконец, название Санкт-Екатеринбург сблизило бы название нашего города, ставшего третьим городом России, со вторым городом России — Санкт-Петербургом.
Ну, и в конце концов ничто не мешает именовать наш город Санкт-Екатеринбургом и без указов, как мы часто называем его городом Святой Екатерины.

Источник

среда, 1 ноября 2017 г.

Легенды и предания Урала

Нескучная библиотека: Легенды и предания Урала: В памяти людей живут фольклорные рассказы о прошлом - предания и легенды. Содержанием их служит действительная быль, которая передаётся...